Эх, бедная моя дурочка, любимая Машка!

Домой идти не хотелось. Дома наверняка нетерпеливая Машка, с которой мы договорились вместе ехать за фатой, уже оборвала телефон, трезвоня мне. Наверное, она сегодня уже нашла, где заказывать букет, или съездила в ресторан, где будет свадьба... Эти предсвадебные недели — сплошные хлопоты. Счастливая, ничего не знающая Машка!
И точно. Стоило мне перешагнуть порог квартиры, как тут же зазвонил телефон.
Ну, где ты ходишь? — сразу затрещала моя подруга.
«Выслеживаю твоего жениха с любовницей», — подумала я, а вслух сказала:
Так, дела... А как Игорь?
Он уехал, его срочно вызвали, как привлечь мужчину. Ты же знаешь, какая у него работа — могут среди ночи сдернуть.
Бедная моя дурочка говорила о женихе с гордостью в голосе — мол, вот какой он нужный, даже поздно вечером без него обойтись не могут! Меня так и подмывало сказать ей, на какой он работе, но я смолчала. Успею еще.
Вечером, когда я поужинала и легла спать, началось мое мучение. Меня стала грызть совесть. Почему я ей ничего не сказала? Но, с другой стороны, кому станет лучше, если я скажу?
Ну, допустим, завтра я ей все скажу. И что дальше? Свадьбы, понятное дело, не будет. Ресторан и букет отменят, платье вернут... А вдруг Игорь скажет, что я все наврала — из зависти, например? Ведь Машка выходит замуж, а я — «разведенка»... И она ему поверит, а мне нет? Или она поверит в то, что это правда, поплачет, но простит его, и свадьба все-таки состоится, но наши с ней отношения уже не восстановить, а это едва ли не самое дорогое, что у меня есть... А если не говорить?
Если не говорить, все получается чудесно, прямо как по нотам. Через полтора месяца Игорь и Маша женятся. Ресторан, платье и букеты остаются на своих местах. Потом они уезжают в свадебное путешествие, а затем начинается их семейная жизнь. Может, стоит сказать сейчас, чтобы потом Машка не упрекнула меня, что я все знала и молчала, и из-за этого они потратились на эту дурацкую свадьбу...
Ночью мне снилось, что Машка выходит замуж за симпатичную докторшу-окулиста, а я дарю им. Игоря в красивой упаковке...
С этого дня начались мои муки. С Машей мы виделись почти каждый день. Я помогала ей в организации торжества, терзаясь от сознания того, что я знаю... а она нет. За два дня до регистрации Машка позвонила мне в пять утра.
- Ты спятила, что ли, на радостях? — спросила я ее, зевая.
В трубке слышалось какое-то неясное всхлипывание.
— Маша! — испугалась я. — Что случилось?
В голове сразу же мелькнуло: Игорь... он все ей сказал... или просто ушел...
Машенька, говори скорее!
Ритка, я не знаю, что делать, у меня что-то с глазом...
Господи! — Я откинулась на подушку. — Ты меня напугала! Что у тебя с глазом?
Не знаю... Весь красный и на свет смотреть больно...
Ну, сходи к окулисту в поликлинику... — зевнув, сказала я.
Машка снова всхлипнула:
У нас окулист заболела...
Я почувствовала, что у меня похолодела спина. Таких совпадений не бывает. Просто не бывает, и все.
И что ты от меня хочешь?
Своди меня в вашу поликлинику, а? Может, меня примут... за деньги... Я с острой болью, и еще у меня через два дня свадь-ба-а-а!..
- Погоди, не реви. — Я вздохнула и посмотрела на часы. — Ладно, заеду за тобой через пару часов. Поспи пока...
Сама я больше не заснула.